Книга Владимира Ерёменко "ЛУЧШИЙ МИР"

нон-фикшн



Книга Владимира Ерёменко "ЛУЧШИЙ МИР"

 

Новая книга известного автора повествует о тёплых водах и размышлениях о сути нашего бытия.

 

(Аннотация)

 

 

Роман "Лучший Мир" – путешествие во времени и пространстве. Сюжетный скелет – желание мужчины семидесяти восьми лет устроить своим людям прощальный подарок в виде перехода на чартерной яхте от Афин до острова Санторини. Тело же романа – размышления автора, портреты его детей и друзей, наблюдения и ощущения, связанные с плаванием в Эгейском море, философия, положения которой неопровержимы.

"Лучший Мир" – сама жизнь, со светлыми минутами и с минутами зловещими, когда Мир, земная реальность, люди, их дела теряют смысл.

Умирая на восемьдесят девятом году жизни, Микеланджело, – скульптор, художник, поэт, мыслитель, – крупнейший мастер эпохи Возрождения, – сказал: "Как же не хочу уходить! Только сейчас я начал говорить по слогам в моей профессии".

 

 

 

"Лучший Мир" – это, кстати, сама моя жизнь, с моими мыслями, с моей философией, с моими воспоминаниями и с моими зловещими минутами, где тают светлые мгновения и лавиной нарастают страдания, душевные и физические. Днём и особенно ночью окружающая реальность, люди, их лица и дела... Касательно положительных и отрицательных героев. Эта публика – изобретение соцреалистов от литературы. В жизни таковых нет. Поскольку "Лучший Мир" это жизнь, в нём нечего искать положительных героев и отрицательных..."

Владимир Ерёменко.

 

Книгу можно приобрести в редакции по цене 50 грн. + почтовые затраты.

Заказы принимаются по

zeitglas@ck.ukrtel.net

 

О предыдущих книгах автора  более подробно на сайте издательства:

https://zeitglas.io.ua/story

 

Отрывок из книги:

 

Очень давно, после окончания Харьковского Политехнического института, я прибыл по назначению на Южно-турбинный завод в город Николаев. Рвался именно в Николаев, и это назначение помогла мне получить девица по имени Людмила, которая заканчивала факультет вместе со мной. При распределении в деканате ей вручили направление в Николаев на четверть часа раньше меня. При этом она назвалась моей женой, хотя не была ею. Членам комиссии в деканате не оставалось ничего другого, как направить в Николаев и меня.

Почему я стремился в этот город? Там, насколько знал, была большая вода и паруса.

К моменту окончания института я наметил жизненную цель. Не мечту, а именно цель: стать писателем, добиться успеха и разбогатеть. Затем – купить парусную яхту и бежать на ней за бугор. Не потому, что страна Советов так уж опостылела. Свобода! Я жаждал абсолютной свободы. Добыть её мог – как я понимал – крейсируя в океанах и навещая сушу лишь для того, чтобы загрузить на борт провизию и пресную воду. И продолжать плавание, огибать Шар вдоль и поперек, не оставляя литературу, – в своих писаниях рассказывать  ближним, каков Он, наш общий Дом. Ещё не увидев Его своими глазами, я – с моим воображением – знал, как Дом великолепен, и считал, что Он – единственный Ковчег, на котором людям суждено жить и умирать. В осанне Земле я видел смысл своей жизни и своё предназначение.

Если бы я признался в своих построениях кому-либо, этот кто-либо с добродушной усмешкой назвал бы меня ненормальным. Предвидя такой оборот, я на всякий случай никому конкретному о своей цели не сообщал.

В Николаеве, на базе местного яхт-клуба я в свободное время занялся яхтингом и присматривался к стапелям, на которых громоздились скелеты яхт. Они строились годами.

То есть, там, в Николаеве, я увидел, что яхту можно построить. Тем, кто строил, я пел дифирамбы, но каждый раз натыкался на пресные взгляды и советы никогда не ввязываться в строительство яхты, но сколотить деньжат и купить её.

Однако в те времена среднестатистический гражданин страны Советов купить яхту не мог. Слишком дорого. Яхты средних размеров покупались предприятиями за кордоном по цене до полусотни тысяч долларов. Покупались для развлечений руководящего персонала. Эти яхты обслуживали определённые экипажи, который возглавляли определённые, опять же, капитаны-рабы, не имевшие никаких частных прав на суда и, понятно, никаких вариантов касательно выбора курса для выхода в море-океан к упомянутой мною свободе.

Я довольно быстро сообразил, что, если не смогу добиться успеха в писательстве, разбогатеть и купить подходящую для жизни на воде яхту, придётся её строить. Я не имел опыта, чтобы предвидеть все препоны в деле строительства яхты, но догадывался, что это возможно лишь при благоприятных обстоятельствах.   

Яхтинг не оставляю по сей день. С николаевской поры хожу под парусами, где бы ни оказался, а также пишу рассказы, драмы, выдающиеся романы и прочую херню.

В этом, последнем, я добился успеха, но не разбогател. 

Тот, кто однажды поднялся на борт яхты и прошёл на ней под ветром, навсегда заболевает парусом. Им я болею с детства, заразился из книг. Предметный вирус подхватил в 23 года, как раз в Николаеве. Помню даже дату – 8 сентября 1962 года. В тот день я впервые вышел в море под парусами не в книге, а натурально – на яхте "Дракон".

 

 

***

 

Через полвека, в 2012 году, я перегнал в Одессу через Атлантику, Гибралтар, Дарданеллы и Босфор купленную в Англии с рук парусную яхту Carter-33, десяти метров длиною, с кают-компанией и носовой спальной каютой.

В процедуре покупки мне помог друг из Бристоля, Слава, украинец, который в начале века бежал в Британию, там чудом окопался и позже натурализовался. Он дважды обошёл вокруг света в парусных гонках и абсолютно устойчив против морской болезни. В то время как для меня она всегда была катастрофой.

Начав с Николаева, я везде братался с яхтсменами, с ними выходил в море, но раз за разом оно преподносило мне мерзкую тошноту, и в ужасе я торопил возвращение на сушу.

И затем опять выходил в море.

Поймав же болячку, вновь спешил на берег.

Nаusea – так называется морская болезнь в английском.

В 2012 году я решился, однако, идти на яхте вокруг Европы. Перед выходом из Бристоля в океан твердил себе мысленно, что хорват Джоко, приятель Славы и участник парусной гонки вокруг Света, маялся морской болезнью; и что страдал от морской болезни знаменитый адмирал Нельсон.

Я сознавал, что на переходе вокруг Европы мне не избежать Великой Тошноты. Не опасался утонуть вместе с моим кораблем или отдельно от него – всё подавлял ужас перед nausea.

Сразу после выхода из устья реки Эйвон в штормовой Бристольский залив я получил своё – на борт яхты поднялась морская болезнь, и я начал кормить, как говорится, рыб. Блевал через каждые три-пять минут. Ничего не менялось в течение дня. Рвота не оставляла меня и ночью – я валялся на диване в кают-компании, через интервалы в несколько минут взвывал, роняя голову в ведро.

Наш первый переход должен был закончиться в испанской Ла-Корунье через пять-шесть суток. Я понял, что мне не добраться живьём до Одессы, и надеялся как-то дотянуть до Испании, а там уже плюнуть на яхту и удалиться домой самолётом.

Наутро ничего не изменилось – позывы к рвоте и рвота желчью. Впрочем, кое-что изменилось. Я понял, что мне не дотянуть и до Ла-Коруньи.

Nаusea не оставила меня с наступлением следующего дня. Ничто уже не привязывало меня к белому свету. Не покидала мечта – проскользнуть под леера и утопнуть. Слава – ещё в Бристоле он предложил сопровождать меня до Гибралтара – цеплял карабин с закрепленной на яхте веревкой к моему спасательному жилету.

К исходу второй рвотной ночи морская болезнь ушла. По-английски.

Именно так. Я не заметил её ухода. Тошнота сгинула. Я ощутил себя в раю, не понимая, как и почему это произошло. Утром волны, облака, ветер, птицы, дельфины – вся невыразимая красота открытого океана – явились мне, как будто я родился заново зрелым мореплавателем.

Обычно люди, которых настигла морская болезнь, спешат, как раньше спешил и я, на твёрдую почву. Они действуют правильно, – если хотят страдать от морской болезни всегда. Говорю это к тому, что все, кто подвержен гнусной тошниловке, должны удалиться в море настолько далеко, чтобы не успеть вернуться на сушу, прежде чем морская болезнь уйдёт по своей воле.

Она уходит. Я твержу это всем, кого достаёт морская болезнь. Она обязательно уйдёт! У кого-то – после одного приступа. У другого – через сутки мучений. У третьего – через двое или трое суток. Но уйдёт непременно.

После перехода вокруг Европы я забыл о морской болезни и о страхе перед нею. Изредка она пытается наехать на меня, пугливо и необъяснимо – независимо от степени волнения моря. Но теперь знает своё место. Ощутив близость nausea, я закладываю два пальца в рот, сплёвываю за борт и возвращаюсь к румпелю или штурвалу.

И всё же не лучше ли наслаждаться видами на море с берега? Без Тошноты, долгой или краткой. Зачем идти на яхте в море?

Затем, что нет на Планете ничего прекраснее плавания под парусами.

Парусный корабль – это плавучий остров, где свидание с Миром происходит без посредников, без телевизоров, без киноэкранов и компьютерных мониторов. И без грязного шума. Плавание под парусами – это и есть сама Свобода...

 

 

 

Книгу можно приобрести в редакции по цене 50 грн. + почтовые затраты.

Заказы принимаются по

zeitglas@ck.ukrtel.net

 

О предыдущих книгах автора  более подробно на сайте издательства:

https://zeitglas.io.ua/story

 



Обновлен 25 фев 2018. Создан 23 фев 2018



  Комментарии       
Всего 1, последний 2 года назад
Ан. 22 мая 2018 ответить
це автобіографічна книга?
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
„СКЛЯНКА ЧАСУ*ZEITGLAS” міжнародний літературно-художній журнал та видавництво вул. Шевченка, 31/32 Канів, 19002, Україна. Тел/факс: (04736) 36805 З 1995 року дає рівні можливості маститим і авторам-початківцям. Одночасно українською, російською та німецькою мовами. mailto:zeitglas@ck.ukrtel.net web: www. zeitglas.io.ua Директор: Олександр В. Апальков **************************************************************************** „Склянка Часу*ZeitGlas” Publishing house and international literary - art magazine Street. Schewtschenko, 31/32 Kaniv,19002, Ukraine. Phone/fax: (04736) 36805 Since 1995 gives equal opportunities known and beginning authors. Simultaneously in the Ukrainian, Russian and German languages. mailto:zeitglas@ck.ukrtel.net The director: Alexander W.Apalkow