Интервью Владимира Еременко

Интервью автора по случаю выхода в свет романа "Восхождение в Бездну".



[color=blue]Интервью автора по случаю выхода в свет романа "Восхождение в Бездну". [/color]

Главная моя радость состоит в том, что моя книга – не попса. Я работаю в литературе больше полувека и знаю, о чем говорю. Я и замышлял роман, как антипопсу.
Работал над "Восхождением" последние 9 лет. За это время выпустил еще несколько небольших книжек, но всё, что я собою представляю сегодня, сосредоточено в этой книге.
Хотел бы думать, что роман примет участие в российских литературных конкурсах. Я, конечно, не мальчик, чтобы верить в вероятность прорыва на вершину в "крышованных" конкурсах, но у меня нет выбора.
Местные "письменники" в рот воды набрали. Бедняги – как они боятся свободной конкуренции!

Одним из стержней романа является одержимость героя стремлением к познанию Тайны Мира. Это очень простой и, одновременно, сложный момент, и о нем можно говорить долго. Я же хочу сказать о сюжетном замысле в самом сжатом виде. Организм моего героя устроен так, что главной его мечтой является свобода. Думаю, что мечтой каждого животного – в том числе и мыслящего – может быть только свобода. Вы должны понимать о какой свободе я говорю. Я уверен, что перевернув последнюю страницу романа, читатель освободится хотя бы от одной степени несвободы.
"Восхождение в Бездну" – это объемная притча о пути к Свободе. Действие романа происходит во времена коммунизма, и читатели могут уточнить, что имеется, мол, в виду путь к Свободе в тоталитарном обществе. По времени действия так и есть. Но я бы не хотел сужать этот момент. Жизнь личности, на мой взгляд, находится в неистребимом противоречии с законами любого общества.
Если путь к Свободе заканчивается смертью, можно предположить, что Свобода есть смерть. Эта мысль перекликается с мыслью Бунина в "Освобождении Толстого", что ни в коей мере не смущает меня.
Путь к Свободе в жизни человека не может существовать вне собственно жизни, бытия, будней, дней и ночей. Не может существовать вне детских прозрений, возмужания, подчинения главному требованию Бога (совокуплению), вне открытий и разочарований. Поэтому каждый читатель может найти в романе то, что покажется ему главным. Одному придется по душе переход от ощущения абсолютной свободы в момент пробуждения сознания к ощущению абсолютной несвободы в процессе взросления; другого увлекут наблюдения, связанные с постелью в самом общем плане; третий найдет во многих сценах сходство со своей жизнью.

По случаю выхода романа я испытываю самые разные чувства. Одно из них, пожалуй, краеугольное – чувство собственного прощания с миром. Оно меня нисколько не угнетает. Можно вдохновляться любым чувством.
Жанр романа – трагедия. Потому что наша жизнь – чистая трагедия. Оцените слова Ницше: "Я лучше других знаю, почему лишь человек смеется: потому что он один страдает так глубоко, что был вынужден изобрести смех". Я пытался смеяться при малейшей возможности, для того чтобы трагедия нашей жизни не показалась непереносимо черной. Прочитав роман, каждый вынесет свой приговор. Вряд ли читатели в едином порыве ахнут от восхищения. Дело в том, что я не пытался понравиться – ни публике, ни отдельной личности. У меня была другая цель. В самом широком плане роман – книга жизни, или – еще шире – бытия; не Бога, а человека. Более достоверного материала, чем моя собственная жизнь, у меня нет и не было.
Единственным инструментом, какой есть у литератора, словом, я исследовал жизнь мужчины на протяжении тридцати лет – от ощущений первого детства к сорокалетнему возрасту. Имея цель – приблизиться к собственному последнему открытию.

В определенном плане это – роман-скандал. Но не скандал ради скандала, как это делают поп-звезды. Во-первых, скандал – в абсолютной достоверности. Достоверность опасна падением к натурализму или цинизму. Я – ради достоверности – балансировал на лезвии бритвы с твердым намерением никогда не скатиться к цинизму. Насколько мне это удалось, судить читателю. Во-вторых, скандал – в полном отрицании власти, любой власти, преступной по своей природе. В-третьих, скандал в отношении к религии. Как проституция считается древнейшей профессией, так религию я считаю древнейшим шоу, не больше. Религия – посредник между Богом и человеком. Определяя посредничество, я называл вещи своими именами.
Я знаю, что текст читается легко. Это – следствие моего тяжкого труда. Но есть фрагмент в романе, который не дается взгляду читателя с разбега. Этот фрагмент находится в последней, тринадцатой книге романа и требует особого внимания читателя, чтобы он не упустил, ради чего, собственно, и писал я свою книгу девять лет.
Главным моим стремлением было максимальное приближение к истине. Говорят, сколько людей – столько истин. Это ошибка. Истина – одна. То есть, справедливым будет сказать: "Сколько людей – столько и степеней приближения к истине или удаления от нее".
Я хотел показать, как человек просыпается, как возносится и падает в грязь, как являются открытия, как строится личность. Наш Дом – Терра Инкогнита. Каждый из нас входит в мир с широко раскрытыми глазами, потрясенный Величием своего Дома. Вначале, в детстве, дорога, по которой идешь, расширяется противно закону перспективы. То есть, такою видится. Потом, раньше или позже, приходят дни отрезвлений, разочарований, трагедий, депрессий. И тогда жизнь в полном соответствии с перспективой превращается в финальную точку. Все это – человек.
Мастера говорят, что каждую свою вещь писатель должен делать так, как будто она последняя. Я строил ее именно так без малейшей заданности. Таков, должно быть, мой организм. Или – что тревожнее – мой возраст.


Создан 25 июл 2008



  Комментарии       
Всего 1, последний 4 года назад
Анастасія Остролуцька 29 июл 2012 ответить
Месяц назад прочитала роман, и сейчас не могу отойти от мыслей о нем, меня тронуло. Да, читается действительно легко, за это отдельное спасибо ведь у Вас можно поучиться мастерства, магии слова.
Таких книг единицы.
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
„СКЛЯНКА ЧАСУ*ZEITGLAS” міжнародний літературно-художній журнал та видавництво вул. Шевченка, 31/32 Канів, 19002, Україна. Тел/факс: (04736) 36805 З 1995 року дає рівні можливості маститим і авторам-початківцям. Одночасно українською, російською та німецькою мовами. mailto:zeitglas@ck.ukrtel.net web: www. zeitglas.io.ua Директор: Олександр В. Апальков **************************************************************************** „Склянка Часу*ZeitGlas” Publishing house and international literary - art magazine Street. Schewtschenko, 31/32 Kaniv,19002, Ukraine. Phone/fax: (04736) 36805 Since 1995 gives equal opportunities known and beginning authors. Simultaneously in the Ukrainian, Russian and German languages. mailto:zeitglas@ck.ukrtel.net The director: Alexander W.Apalkow