Вийшла друком нова книга Анатолія Крима "П`ЄСИ"

Вышла в свет новая книга Анатолия Коыма "ПЬЕСЫ"



 

Автор: Крым Анатолий
Назва мовою оригіналу: ПЬЕСЫ
ISBN: 978-966-2306-49-1
Мова видання: російська
Рік випуску: 2013
Видавництво: Склянка Часу*Zeitglas
Серія: Сучасна художня література
Сторінок: 144
Оправа: М'яка

 

До книги видатного українського драмутуга увійшли три нові комедії:

"ДОМ ПОД СНОС",

"ЖЕНСКАЯ ЛОГИКА",

"ЖМУРИК. ОЛЛ ИНКЛЮЗИВ"



Книгу можна придбати післяоплатою 40 грн., замовивши її у видавництві:

zeitglas@ck.ukrtel.net 

 

 

Анатолий Исаакович Крым (род. 2 сентября 1946, Винница) — советский и украинский писатель, драматург, сценарист. Член Союза писателей Украины (1979), его секретарь (с 2004 года). Почётный гражданин города Балтимора (США). Заслуженный деятель искусств Украины (2005);
Лауреат Международной литературной премии имени Великого князя Юрия Долгорукого (2010);
Лауреат Всеукраинской программы «Лидеры регионов» (2002).

 

"Анатолій Крим — чи не єдиний наш драматург, п’єси якого активно ставлять навіть у театрах заокеанських країн. Він у рідному Києві майже „не світиться” на публіці, хоча його художню прозу знають на заході й на сході. Варто згадати презентацію роману Анатолія Крима „Труба” кілька місяців тому, яку вели Василь Шкляр і Віктор Єрофеєв. У Будинку літераторів найбільше здивував цікавими подробицями Юрій Рибчинський, який, як виявилося, служив з Анатолієм Кримом в одному підрозділі армії. Зі слів поета, Крим був у них комсоргом і… скрипалем. Крім того, він писав в армійську газету замітки, у яких, за словами Рибчинського, виявлялися письменницькі здібності майбутнього драматурга й прозаїка. Тому Юрій не лише порадив Анатолієві стати до літературної праці, а й, можна сказати, підштовхнув його в це „сум-бурне” море. Тож не дивно, що Крим сьогодні — і швець, і на дуду грець, як кажуть, але для читача і глядача він — насамперед драматург..."

С.Бондаренко, газета "Літературна Україна"

 

Уривок із книги

 

 

ДОМ  ПОД  СНОС

(«Постель брать будем?»)

комедия в 2-х действиях

 

 

©Анатолий Крым

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

ОН – СТЕПАН НИКОЛАЕВИЧ, мужчина крепкого телосложения, лет 65-ти, бывший железнодорожник

 

ОНА – СОФЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА, бывшая учительница, недавно вышедшая на пенсию, лет шестидесяти с хвостиком

 

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

 

1 картина

 

Вся декорация состоит из прихожей и кухни в двухкомнатной квартире пятиэтажной «хрущевки». Примитивная мебель полувековой давности, холостяцкий разгардияш, отсутствие даже намека на элементарный уют. Квартира давно требует капитального ремонта, да и находится она

в шумном месте, возле железнодорожного узла с его перекличкой диспетчеров

по громкой связи и грохочущими составами поездов.

Хозяин квартиры – мужчина лет шестидесяти пяти, еще достаточно крепкий, – 

выходит из комнаты и с газетой шествует в туалет.

Звонит телефон. Звонок долгий, очевидно, междугородний. В туалете с шумом ревет вода.

Роняя газету, мужчина выскакивает из туалета к телефону.

ОН. Алло!.. А, это ты…  Газету не дашь спокойно почитать! Нет, еще не приехала. Послушай, Олег, я хотел спросить… Да не перебивай ты отца!.. Вот обьясни: чего ты решил, что мне надо срочно жениться?! Я двадцать лет прекрасно живу один, посторонние пассажиры меня раздражают, и вообще, в моем возрасте… (Возмущенно.) Когда это я жаловался на одиночество?! Я имел в виду внука, которого  вы от меня прячете…  Нет, к вам я не приеду принципиально, и ты знаешь, из-за кого!..  Что?..  Я  тебя  просил искать мне пару? Когда  приспичит, без сводников обойдемся!.. Что?.. Нет, с вами жить не хочу! И не буду! Заманите, а потом сдадите в дом престарелых!.. Знаю я вас! (С телефонной трубкой, у которой длинный шнур, подходит к плите, ставит на нее чайник…) Ну, и что?.. Ну, ладно! А кто такая  и  чего это она сразу переезжает ко мне?.. Ну, мы могли бы познакомиться на нейтральной территории, присмотреться друг к другу, характеры сопоставить! Это у вас сразу в койку, а утром «здрасьте, как тебя зовут»!..  Мои моральные  принципы попрошу не трогать!.. Что?! Да в мое время билет до Москвы стоил  десять  рублей! Купейный! И в колбасе мясо было, между прочим! Да что с тобой говорить!.. У нее хоть жилплощадь имеется?.. Что значит – какая разница?! А если мы не сойдемся характерами? Мне её коленкой под зад и на улицу?.. Ну, хорошо! Сколько ей лет? Помоложе не было?.. Хоть не страшная?.. И на том спасибо! А по профессии кто? Учительница?.. Оп-па! (Презрительно.) Типа интеллигентка! (Передразнивает.) «Я не такая, я жду трамвая!»  Сверяем жизнь по книгам! Наверное, еще та зануда! Ну-ну!.. Хоть чистоплотная?.. Имеет значение! Ты меня знаешь! У меня в вагоне был образцовый порядок! У меня все блестело!.. А как с тобой разговаривать? Ты – заяц, который едет в мягком плацкарте без билета неизвестно куда! Все, разговор закончен!

Кладет трубку на аппарат, готовит себе чай.

Это ж надо – сразу в дом! Трах-бах!.. Горит у них! Ладно. Не понравится, на первой же станции высажу!.. Стоп-кран и – до свиданья!

Садится к столу пить чай, раскрывает газету. Но читать не может – разговор с сыном  взволновал. Поднявшись, ходит по кухне, затем подходит к входной двери,

 прислушивается, возвращается к столу.

Он, конечно, этой дуре не сказал, что дом без лифта!  (Удивленно.) Нет, это ж надо!.. Бабушку он мне нашел! Женись, папа, а то помрешь, и некому будет хоронить!

Что-то вспомнив, бежит к холодильнику, достает оттуда какие-то свертки, пакетики, нюхает их, затем выбрасывает в мусорное ведро. Один пакетик все же показался съедобным, он относит его на стол, опять присаживается пить чай, вскакивает, пытаясь подмести кухню.

Затем, прихватив газету, идет в туалет. Через минуту – звонок в дверь.

Он выскакивает из туалета.

Явились – не запылились!..

Опять звонят. Он бежит в прихожую, открывает дверь.

На пороге стоит пожилая женщина, одетая, если не празднично, но аккуратно и со вкусом. Некоторое время они смущенно смотрят друг на друга.

ОНА. Здравствуйте… Вы Степан Николаевич?

ОН (не очень приветливо). «Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро!»

ОНА. Простите… Я туда попала?

ОН. Вам какая квартира нужна?

ОНА. Сорок шестая.

ОН. А на дверях какой номер?

ОНА (растерянно смотрит на распахнутую дверь). Сорок шесть.

ОН. Обязательно надо переспросить? Заходите и не загораживайте проход!

ОНА. Вы не поможете занести чемодан?

ОН (негромко). Началось!..  (Заносит чемодан в кухню.) Ого! Негабарит, между прочим!

ОНА. Мне молодой человек помог поднести.

ОН. Ничего не пропало?

ОНА (растерянно). Нет…

ОН. Удивительная беспечность! Это все ваши вещи?

ОНА. Да…

ОН. Негусто!

ОНА. Я подумала, что переезжать со всеми вещами неудобно… Может, у вас шкафы заняты…

ОН. А вот это разумно! В нашем возрасте спешка вообще не нужна. Присмотреться надо, характеры сопоставить… Мало  ли что!

ОНА. Простите, я могу войти?

ОН. Входите!

Ставит чемодан в угол, помогает гостье снять пальто.

ОНА (замешкалась). А обувь у вас где снимают?

ОН. В купе пройдете, там и снимите!

ОНА (удивленно). Куда пройти?

ОН. В смысле – в комнату.

ОНА. Спасибо!

Берет чемодан, заходит  в комнату. Он возбужденно ходит по кухне.

ОН. Вроде, ничего? (Повеселев.) Ну, ладно, сынок! Сейчас проверим внутреннее содержание кандидата!

Подбегает к холодильнику, выставляет на  стол еду, стаканы, затем снимает трубку телефона, торопливо набирает номер. Разговаривает шепотом, контролируя взглядом дверь в комнату.

Олег? Это я! Да, пришла!.. Вроде, культурная. Сразу захотела снять обувь… Но я же про нее ничего не знаю! Ты мне скажи: она вдова или разведенная?.. Что значит – «какая разница»? Вдова – это одно, а разведенная – так иди знай, кто там предатель!..  А зачем…

Договорить он не успевает – из комнаты выходит ОНА.

 На ней домашнее платье, туфли.

ОНА. Извините! Я, кажется, помешала?

ОН. Ерунда! Это сын звонил… интересовался!

ОНА. Очень приятный молодой человек.

ОН. Он вас где нашел?

ОНА (удивленно). Что значит – «нашёл»? Они с Леночкой вместе в институте учились.

ОН (осторожно). Лена  у нас кто?

ОНА. Моя дочь.

ОН. А-а… Понятно. Чай?

ОНА. Не откажусь! Замерзла, пока доехала!

Подходят к плите, вдвоем схватившись за чайник.

Пауза.

Позвольте, я за вами поухаживаю.

ОН. Чего это вы сразу быка за рога?

ОНА. Думала, вам будет приятно, если чай приготовит женщина.

ОН. Понятно. Показываем товар лицом!

ОНА. Простите, какой товар?

ОН. Ничего! Привычка нехорошая появилась – разговариваю сам с собой... Приступайте, чего стоите?  (Садится к столу, наблюдает за ней.) Заварочку не жалейте, я покрепче люблю!.. Я вижу, у вас хозяйственная жилка развита. Для женщины – это плюс!

ОНА. Женщина у плиты – это рецидив крепостного права!

ОН. Ничего себе заявочка! Я, между прочим, люблю домашнюю еду. Обед – так чтоб салатик, первое, а  ужин –  чтобы поплотнее!..

ОНА. Кстати, вам давно пора перейти  на диету! Вы на свой животик посмотрите! Сухомятка так и выпирает!

ОН. Так… началось! При чем тут сухомятка?

ОНА. Очень симпатичные подстаканники. Семейная реликвия?

ОН. Вроде  того.

ОНА. В таких раньше чай давали в поездах. А сахар у вас только в пакетиках?

ОН. В шкафчике есть рафинад. Но тоже в пакетиках!

ОНА (роется в шкафчике). Да тут у вас целый железнодорожный склад!

ОН (нехотя). Да какой там склад… Не выдумывайте!

ОНА. Не стесняйтесь! Запас карман не тянет.

ОН (неуверенно). Может, сходить в магазин? Я же не знал, что вы прямо с утра…

ОНА. Зачем? У меня все с собой. Через минуту будем завтракать! Вы пока переоденьтесь.

ОН (удивленно). Мы куда-то идем?

ОНА. Никуда мы не идем! Но сидеть за столом при даме в спортивных штанах и майке – неприлично!

ОН (бормочет). Я так и знал!.. Ну, сынок, я тебе это припомню!

ОНА. Что вы сказали?

ОН. Это я не вам!

Уходит к себе. Она метнулась в свою комнату, быстро возвращается.

В руках у нее коньяк и коробка конфет. Прислушавшись, достает мобильник,

набирает номер, разговаривает почти шепотом.

ОНА. Алло!.. Я уже здесь… Что «как»? «Пролетарии всех стран, соединяйтесь»!..  Да я не нервничаю! Мне с ним детей не рожать! Полгода продержусь. Но ты бы видела этот поселок! Декорация под  фильмы ужасов! Радио на улице орет, поезда грохочут, и электорат соответствующий. Пока дошла, ноги  тряслись, думала – ограбят! У вас как?.. Он хоть сегодня трезвый?.. Лена, ты с ним построже! Нет-нет, доченька, я не вмешиваюсь, и не учу тебя жить… Главное, чтобы у вас все наладилось. Не беспокойся за меня! Все будет хорошо!..  Я еще позвоню!

Раскрывает коробку с конфетами, достает из шкафа рюмочки, протирает их полотенцем. Появляется Он в парадном мундире железнодорожника с множеством значков и медалей.

ОН (с вызовом). Так годится?

ОНА (удивленно). Боже! Да вы настоящий герой!

ОН. Герой – не герой, но государство разбирается, кто, значит, в кабине локомотива, а кто в тамбуре без билета катается!  (Увидел коньяк.) А это  откуда?

ОНА. Как говорит молодежь: выставляюсь по случаю знакомства!

ОН (после паузы). Проверка на вшивость?             

ОНА. Какая проверка?

ОН. В смысле – или я не алкаш? Заявляю прямо: не расположен! Но рюмку могу себе позволить. Даже две. Под  настроение. И трогать эту тему мы не будем! Договорились?

ОНА (растеряно). Да ради бога! Мне-то что…

ОН. Не люблю, когда из-за спины заезжают! Хочешь спросить – спрашивай прямо! Зачем проверочки устраивать?  (Разливает коньяк в рюмки.) И  новомодные штучки тоже  не признаю,  меня жизнь к порядку приучила! Я люблю, чтобы все было на своих местах. Вот вам верхняя полка, вот нижняя, водку не пить, в карты не играть, туалетом на остановках не пользоваться! Это у молодых сегодня – трах-бах и в койку, даже имени не спрашивают! (Осекся.) Меня, между прочим, зовут Степан Николаевич…

ОНА (замешкалась). Знаю. Софья Александровна… Очень приятно…

ОН. Вот и ладно! Тогда за знакомство!

Выпивают, закусывают конфетами. Долгая пауза.

В тишину врывается шум поезда.

ОНА. И часто это у вас?

ОН. Что?

ОНА. Поезда?..

ОН. А куда им деться? Это же не автобус, чтобы ездить, куда вздумается! У нас тут узел! Гремел когда-то похлеще Жмеринки! (Смотрит на часы.) Через двадцать минут скорый пройдет на Киев, потом два грузовых…

ОНА. Какой кошмар! Такое ощущение, что они тебя вот-вот раздавят!

ОН. Безграмотный взгляд на жизнь! Железные дороги – это кровеносные сосуды экономики. Пока вы сказки детям читали, мы страну на рельсы ставили. А теперь, видите ли, шум поезда им мешает! Вы, кстати, на чем сюда приехали?

ОНА (растерянно). На автобусе. Поезда у вас редко останавливаются.

ОН (после паузы). Это еще не повод заносчиво смотреть на железнодорожное хозяйство!

ОНА. Да с чего вы взяли, что я заносчиво смотрю на вашу железную дорогу?! Я на неё вообще никак не смотрю!

ОН. Игнорируем, значит. Напрасно. Очень даже напрасно! (После паузы.) Схожу  в магазин.

ОНА. Зачем?

ОН. Кто ж знал, что вы заявитесь прямо с утра?.. Я привык по-простому. Чай с бутербродом, газетка и на боковую! (Язвительно.) А вы, извиняюсь, по утрам кофе в постель?

ОНА. Почему обязательно  в постель?

ОН (с презрением). У меня невестка целыми днями кофе дудлит! Утром, днем, вечером!  Культурную из себя  изображает.  А мой дурак это приветствует!

ОНА. Да не пью я кофе, успокойтесь! От кофе, кстати, поднимается давление.

ОН (радостно). И у меня давление! У вас сколько?

ОНА. Сто шестьдесят на сто десять.

ОН. А у меня наоборот! Сто на шестьдесят! А какие у вас еще болячки?

ОНА. Сердце иногда шалит…  ноги устают, если долго ходить…

ОН.  Что ж вы с таким букетом прыгаете, как стрекоза? Вы б сперва подлечились!

ОНА. Может, поговорим о чем-то веселом?

ОН (в замешательстве). Я без задних мыслей! Исключительно для знакомства! Вдруг вас прихватит, а мне «скорую» вызывать? Я же должен врачей информировать, что у вас, какие противопоказания, чем болели…  (Суетливо.) Давайте по второй, а то вы никак не расслабитесь!

ОНА (холодно). А я и не напрягалась!

ОН (недовольно). Хотите сказать, что это для вас нормально?

ОНА. Что именно?

ОН. Прийти к мужчине с определенными намерениями и скрывать свою подноготную?

ОНА. Послушайте. У нас какой-то странный разговор…

ОН. И ничего не странный! Все болеют, особенно в нашем возрасте, и о недостатках лучше заявить прямо и сразу! Я – тебе медицинскую карту, ты – мне! Я вот, например, храплю. И очень сильно. Меня надо кулаком  толкнуть или язычком над ухом поцокать! Вот так! (Цокает языком.)

ОНА. Да зачем мне знать про ваш храп?!

ОН. Как зачем? Чтобы вы как-то приспособились!

ОНА. Что вы себе там нафантазировали?

ОН. Фантазии у тех, кто жизнь по книгам изучал! А я человек прямой, хитрости не люблю! Я понимаю, что женщины привыкли скрывать свои недостатки, шифруются, понимаешь, как штирлицы, но мы же с вами не дети! Как говорится, пожили на свете, кой-чего повидали. Так давайте смотреть друг другу в глаза  без задних мыслей!

Пауза.

ОНА. Послушайте, Степан Николаевич, вам надо снять напряжение. Хотите еще по двадцать капель?

ОН (нехотя). Это еще неясно, кто здесь напрягается!

Разливает коньяк в рюмки.

ОНА (чокаясь с ним). Ваше здоровье!

ОН (хмуро). Как говорят умные люди – «не дождетесь»!

Выпивают, молча едят  конфеты.

ОНА. Чай совсем остыл. Придется заваривать новый.

ОН. А вы сахар бросали?

ОНА. Еще нет.

ОН. Тогда  выливайте!

Она ставит чайник на плиту.

ОН. Вот вы на меня напрасно обижаетесь...

ОНА. Я не обижаюсь!

ОН. Вы же культурная женщина, чего сразу перебивать? Между прочим, я вас насквозь просмотрел.  Я в людях хорошо разбираюсь, профессия у меня такая! Мне пассажир еще билет не дал, а я уже вижу, что у него на уме. Ему бы нажраться, песни попеть и в туалете нагадить! Я как думал? Посидим, поговорим, выслушаем критические замечания, пожелания,  а вы сразу полезли в бутылку!

ОНА (насмешливо). В эту? Так там еще коньяк остался!

ОН. Вот только не надо показывать свою культуру! Меня тоже не на шпалах нашли!

ОНА (миролюбиво). Верю. Вон у вас сколько наград!

ОН (решительно). Хотите, чтоб я первый начал?

ОНА. Что именно?

ОН. В смысле – обнародовал биографию? Ну, как депутаты делают! Готова?

ОНА (растерянно). Если хотите…

Он взволнованно ходит по кухне.

ОН. Значит, мне шестьдесят пять. В смысле болячек – ничего особенного! «Возрастное», как говорит доктор в железнодорожном медпункте! Зато сердце, как у быка!.. Попрошу это зафиксировать.  Детство не помню, потому что в шесть  лет  сиротой остался. Вырос в детдоме. (Показывает на коробку.) К примеру, конфеты шоколадные попробовал, аж когда железнодорожный техникум закончил!.. Потом  пошел  работать помощником машиниста. Хорошая работа. В смысле надбавок, прогрессивок, но грязная.  Мазутом от меня несло за три улицы.  Для танцев был непригодным кавалером!

ОНА (загоревшись). Вы любите танцевать?! Это же прекрасно!

ОН (удивленно). Я это в смысле, что в клубе железнодорожников по субботам танцы были. Как я ни мылся, все равно запах на всю ивановскую! Девки носом крутили. Только одна со мной ходить танцевала.  Нюся моя… Тоже из детдомовских, но с характером. Первая комсомолка была!..  В общем, сошлись мы. В смысле, расписались. Дали нам комнату в общежитии. Нюся работала проводницей, а потом меня в свою бригаду перетащила. Сперва я сопротивлялся. Ну, что это за профессия? Бегай за пассажирами, прибирай, унижайся, хамство ваше терпи! Но Нюська у меня видная девка была, а я ревнивый – ужас!..  Она – в рейс, а меня всего трясет! Как представлю, как командировочные к ней с грязными намеками подкатываются – все! Спать не мог! В общем, переучился на проводника. Пассажиры, конечно, народ беспокойный, то им это не так, то другое, но я вагону сразу объяснил, кто кого везет!.. Три годика мы вместе страну утюжили, а потом Нюся Олежку родила. Дали комнату в коммуналке. А когда она опять на работу вышла, мы уже в разных бригадах! То есть, пока она в рейсе, я с сыном возился, потом я в рейс – она его нянчит. Так мы двадцать лет путешествовали параллельным курсом… И все время на очереди квартирной стояли. Олег уже в институт собрался, а мы по-прежнему кукуем в коммуналке. Ну, мне в профкоме намекнули, что я еще сто лет в той очереди стоять буду. «Хочешь квартиру, – говорят, – заведи еще ребеночка». В смысле, стань многодетным.  А куда заводить? Нюське-то уже сороковник! Мне-то что? Я и сейчас могу этих буратинов настругать целый сарай, а она женщина! С последствиями профзаболеваний! У вас же там после сорока всякие   неприятные процессы начинаются, а что такое работа проводника зимой, так вам лучше не знать! Это для людей с крепкими нервами. Но Нюська у меня отчаянная была. Говорит, давай, Степа, не волынь, заделай мне девочку! А меня в этом вопросе два раза просить не надо!.. (Грустно.)  В общем, сделали…

Пауза.

ОНА (тихо). И что?

ОН. Умерла моя Нюсечка. И девочка тоже… А перед тем, как в роддом везти, мне и дали эту квартиру… Курам на смех… Вот такое кино!..

ОНА. Примите… (Запнулась.) Извините…

ОН. Да вы не стесняйтесь, спрашивайте, если что непонятно.

ОНА. Да нет, все понятно…

ОН. Не все! Вы же хотите спросить: почему до сих пор не женился? Отвечу! Гулящим после смерти  Нюси не стал, хотя среди проводниц много одиноких баб… то есть, женщин… Любая готова была со мной в дальний рейс на нижней полке! Но мне надо, чтоб душа к попутчику лежала. Без души человек не человек, а так… Вот такой вам краткий конспект моей биографии... Что-то я разволновался! Может, по маленькой?

ОНА. Мне  хватит.

ОН. У вас же сердце, а коньяк для сердца – первое лекарство!

Разливает коньяк.

Любите смотреть в окно?

ОНА (удивленно). Я? Не знаю…

ОН. А я люблю. Я жизнь наблюдал только из окна поезда. Уложишь командировочных спать, сам садишься к окну – и смотришь. Огоньки в домах, природа. Начинаешь придумывать, что люди сейчас  делают в этих домах, сочиняешь им жизнь. Когда вышел на пенсию – все, пейзаж остановился! Как будто вагон твой в тупик загнали, и письма никто не пишет.

ОНА. Даже не предполагала, что вы романтик! В школе, наверное, любили писать сочинения?

ОН. Да вы что! Я вашу литературу ненавидел! Тройка за счастье была! У меня с нашей училкой война шла – не на жизнь, а на смерть! Она мне двойку, а я ей кнопку на стул! Она меня из класса, а я ей кошку в портфель засуну! Так и мордовали друг друга до выпускного. Вам ученики кнопки на стул подкладывали?

ОНА. Нет…

ОН (удивленно).  И чернила в сумочку не выливали?

ОНА. Зачем?

ОН. Э, да вы жизни не знаете! Человек должен пройти через все испытания. А учитель  – особенно!  Учитель страдать должен! Страдания, они… это… закаляют!

ОНА. Заварю-ка я вам чай, товарищ философ!

ОН. Потом чай! Присядьте!.. Сейчас ваша очередь!

ОНА (неуверенно). Какая очередь?

ОН.  «Была, не была, не участвовала, не состояла». Попрошу биографию на стол!

ОНА (неуверенно). Да ничего особенного в моей биографии нет. Закончила педагогический, сразу же в школу. Была классным руководителем, потом завучем. Тридцать семь лет на одном месте.

ОН. Родители кто?

ОНА. Мама работала бухгалтером на фабрике, отец в конструкторском бюро…

ОН. Понятно. Интеллигенты. Муж давно умер?

ОНА. Почему умер? Он жив.

ОН (с возмущением). Как это – жив?!

ОНА. А почему он должен умереть? Живет себе где-то с другой семьей!

ОН. Где именно?

ОНА. Не знаю. Мы двадцать лет как развелись… Дочь со мной осталась.

ОН. Понятно. И кто был инициатор развода?

ОНА. Я.

ОН. Не сошлись характерами? Или третий появился?

ОНА. Послушайте, Степан Николаевич… Давайте  поговорим о чем-нибудь другом!

ОН. Нет уж, попрошу начистоту! Я ей, понимаешь, всю душу на стол,  а она в кусты!.. Что там у вас произошло? Кто кому рога наставил?

ОНА. У вас нет других выражений?

ОН. Вы же боитесь, так я вам подсказываю!.. Вы не стесняйтесь, я все пойму! Итак, вы молодая, полная энергии учительница. Пушкиным восторгаетесь, стишки тайком пишете, а жизнь тем временем ловушки расставила. Муж вкалывает на работе, копейку для семьи зарабатывает, а рядом учитель физкультуры. Молодой, здоровый… Так?

ОНА (жестко). Не так!

ОН. Значит, загулял  муж.

ОНА. Допустим…

ОН. Ну, это у нас повсеместное явление! Мы эту заразу западную быстро освоили! (Бахвалится). А вот я своей Нюсе не изменял! Я на других женщин хладнокровно смотрел, хотя среди пассажирок такие  Кармен попадались – ого! По ночам ломились ко мне в купе, как бандитки. Но я – скала! Потому что Нюся мне ни разу повода не давала. А у меня принцип: как ты ко мне, так и я к тебе! А вы, наверное, дали мужу  повод!

ОНА (сердито). Да с чего вы взяли?

ОН. Мужик без причины в гречку скакать не будет! Чего скакать, если дома той гречки – ешь, не хочу? Значит, где-то вы проморгали ответственный момент! Например, на призыв его не откликнулись.   Как это у вас? (Передразнивает.) «Ой, не сегодня, ой, голова болит!» Вот у нас с Нюсей железный договор был: на выходные дни головную боль отставить! Для этого есть будни. Моя крепко держала слово. Не волынила!.. У вас к этому…  к  сексу какое отношение?

ОНА. Послушайте, в вашем возрасте смешно…

ОН (перебивает). А мне не смешно! Люди – не растения, чтобы размножаться почкованием! Мы для чего паруемся? В том числе и для обоюдного удовольствия!

ОНА. В вашем возрасте о сексе болтают хвастуны! Или маньяки!

ОН (после паузы). Вот так, значит. Прямо и без головной боли. Не хотите отвечать – ваше дело! Только не надо все на мужиков сваливать. А то мы, получается, хвастуны, маньяки, а они, видишь ли,  сплошные ангелы. С крылышками и больной головой!

ОНА (решительно). Где  у вас ванная комната?

ОН (насмешливо). За углом!

Она горделиво уходит, затем возвращается.

ОНА. Там задвижки нет!

ОН. А вы флажок вставьте! К двери железная рюмочка привинчена! Специально для вас старался!

ОНА. Какой флажок?..

ОН. Красный! Это будет означать, что ванная занята. Желтый флажок – свободно!

ОНА. Черт знает что!

Она выходит.

ОН. Скажите, пожалуйста! Божий одуванчик, а строит из себя принцессу на горошине! (Вспомнив что-то, как ошпаренный бежит к ванной, стучит в дверь.) Стойте! Синяя ручка – это горячая, а красная – наоборот!.. Слышите?!

В ванной неясный шум, грохот.

Так я и знал! Пора срывать стоп-кран!.. Эй! Что там у вас?!

Из ванной комнаты, вытирая руки полотенцем, выходит Она.

ОНА. В школе, наверное, любили подглядывать за девочками!

ОН (в замешательстве). Я хотел предупредить, что на кране горячей воды плохая резьба...

ОНА. Капец вашему крану. Я ему голову оторвала.

Он вбегает в ванную, выходит оттуда с краником в руке.

ОН. Ну, знаете! Так можно весь дом разнести по кирпичику!

ОНА. А здесь и так все на соплях держится! (С легким презрением.) Тоже мне, хозяин!

ОН. Я, между прочим, летом ремонт запланировал!

ОНА. А задвижку в ванной можно поставить? Или еще не наигрались со своими флажками?

ОН. Зачем мне задвижки? Кто ко мне, извиняюсь за выражение, полезет в туалет, если я совершенно один в квартире?! А с флажками я вчера придумал, когда сын сказал, что вы явитесь… Вы воду перекрыли? Там под шкафчиком большой вентиль...

ОНА. Перекрыла! (Несколько надменно.) Я сейчас пойду к себе, отдохну с дороги. А вы,  пожалуйста, почините  кран. И придумайте что-то с замком, чтобы я не размахивала тут флажками, как на демонстрации!

Уходит к себе в комнату.

ОН (после паузы). Не было печали – черти накачали! Оно мне надо было?

Затемнение. Шум поездов.

 

 


 



Обновлен 26 ноя 2013. Создан 24 окт 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
„СКЛЯНКА ЧАСУ*ZEITGLAS” міжнародний літературно-художній журнал та видавництво вул. Шевченка, 31/32 Канів, 19002, Україна. Тел/факс: (04736) 36805 З 1995 року дає рівні можливості маститим і авторам-початківцям. Одночасно українською, російською та німецькою мовами. mailto:zeitglas@ck.ukrtel.net web: www. zeitglas.io.ua Директор: Олександр В. Апальков **************************************************************************** „Склянка Часу*ZeitGlas” Publishing house and international literary - art magazine Street. Schewtschenko, 31/32 Kaniv,19002, Ukraine. Phone/fax: (04736) 36805 Since 1995 gives equal opportunities known and beginning authors. Simultaneously in the Ukrainian, Russian and German languages. mailto:zeitglas@ck.ukrtel.net The director: Alexander W.Apalkow