Вышел в свет №51 международного журнала "Склянка Часу*Zeitglas"

Вышел в свет №51 международного журнала "Склянка Часу*Zeitglas"



Вышел в свет №50 международного журнала "Склянка Часу*Zeitglas"

АВТОРИ ЖУРНАЛУ «СКЛЯНКА ЧАСУ*ZEITGLAS», №51

Апальков Олександр
*1961, пише прозу. Живе в Каневі.
Багацька Любов
*1989, авторка з Києва.
Безсонов Павло
*1926, поет. Живе у Маріуполі.
Брик Олексій
*1945, автор з Чернігіва. Член НСПУ.
Василевич Чеслав
*1954. Автор з Денецька.
Волков Олександр
*1957. Автор з Севастополя.
Гнатюк Богдан
*1988. Автор з Києв. Друкується вперше.
Горішна Наталя
* 1959. Авторка з Черкас.
Гук В `ячеслав
* 1974. Поет із Криму. Член НСПУ.
Демнтьєва Ірина
* 1981. Авторка з Комарно.
Ісаєва Людмила
*1957. Автор ка з Питалово, Росія.
Калита Василь
*1985. Автор зі Львова. Друкується вперше.
Козачук В `ячеслав
* 1958. Живе в Києві.
Комісарук Володимир
* 1952. Автор із с.Кустівців, Полонне.
Кононов Геннадій
1959-2004.Російський письменник.
Леус Віталій
Автор з Чернігіва. Член НСПУ.
Лобановська Ганна
* 1973. Авторка з Києва.
Мошна Олександр
*1950. Автор і з Харківщини.
Ніколін Анатолій
*1946, автор з Маріуполя.
Пасенюк В `ячеслав
* 1949. Поет. Живе на Донеччині.
П `ятак Ліна
* 1946. Авторка з Харкова.
Рябоконь Андрій
* 1966. Автор з Харкова.
Савенок Владислав
Автор з Чернігіва.
Супронюк Олександр
Автор з Чернігіва.
Ткач Михась
*1937. Живе у Чернігіві. Член НСЖУ.
Травіна Есміра
* 1961. Авторка з Харкова.
Товберг Олександр
* 1974. Авторка з Красноармійську.
Ульченко Ганна
*1954. Авторка з Харкова.
Шумов Аркадий
* 1938. Автор з Харкова.

Журнал можно приобрести наложенным платежем 35 грн., в редакции zeitglas@ck.ukrtel.net



ОТКЛИКИ:




СКАЛЬПЕЛЬ - НЕ ДЖЕКАМ, А ХІРУРГАМ!

Честь, достоїнство - захищаються в суді. Інколи, по-чоловічому, - кулаками.
Щодо літературних критиків це зробити важко. У першому випадку заважають їх зачорно-зашорно-зашторена наукова термінологія, ревізіонізм, езо¬півська мова. У другому - далеко живуть.
Час на підготовку цього матеріалу можна було б використати на більш значимі твори. Але, все ж таки, надіюся на його результатив¬ність. Щоб окремі критики, як писав Євген Євтушенко, пам'ятали: "Ничто не сходит с рук… " А також слова Аркадія Тюріна:
"Учат нас ходить
Ползающие, летающие, скачущие..."
Окремим критикам слід брати приклад у глибині аналізу і тактовності Яна Парандовського, Леоніда Портера, О. Міхільова й сотні інших поетів, письменників та критиків минулого і теперішнього часу. Адже дурний консультант гірший за ворога, а дурна порада й царя блазнем зро¬бити може.
Спонукало до написання цього матеріалу ессе Олександра Мошни "Ювилей - всегда приятно..." в "СЧ" № 51.
Почну з ревізіонізму і об’єктивності. Незважаючи на те, що мої публікації були в альманахах "СЧ": "Politika", "Аmоr", "Fatum" О.Мошна не аналізує навіть інші мої вірші "СЧ" № 50, а зупиняється лише на двох, які присвячені критиканству і невизнаним сіячам Слова, музики, живопису. Певне, інше його не обходить чи обходить.
Думка "Чи варто метати бісер перед критиками?" до мене прийшла ще до публікації ессе О. Мошни. Варто. Але не перед окремими. Кож¬на людина відчуває І розуміє відповідно своєму розуму, освіченості, вихованню, життєвому досвіду. Навіть, згідно своєї підсвідомості "Я".
Тепер щодо моєї невідомості.
Не моя вина, то О. Мошна не ознайомився з моєю творчістю раніше. Антиреклама - також реклама! Інколи з подвійним зворотнім ефектом. Дякую.
Перша моя збірка "День открывается утром", 1992, тираж 5000, російськомовна, видавництво "Каменяр", Львів, рід¬кісне виключення.
Збірка "Промінь серця" видана аналогічним тиражем у 1995 році з благословення відомих і визначних літературних діячів, членів НСПУ Валерія
Басирова, Івана Іова, Миколи Федунця, голови літоб'єд¬нання "Поділля" поета Володимира Косакевича при спонсорській підтримці Хмельницького об'єднання "Просвіта" (знову ж рідкісне виключення)
Також не можна не згадати теплим словом письменника-просвітянина Віталія Мацька, небайдужого чоловіка, який об'їздив майже всю Украї¬ну, без критиканства відкриваючи невідомі сенсаційні сторінки життя і творчості
багатьох знаменитих і маловідомих літературних діячів.
Завдячуючи їм всім, я, як житель, громадянин і патріот своєї держави, більш глибоко оволодів українською мовою для творчості, не без виключення, якщо вони цікаві. Ніхто ж не буде звинувачувати Тараса Шевченка в російськомовності, Джебрана Халіль Джебрана чи Умберто Еко в англомовності і т. д.
Нещодавно прочитав (запізно) книгу українофіла (не побоюся цього визначення), поета, прозаїка, журналіста Володимира Базилевського, якого я знав по "Кіровоградській правді". Його внутрішній простір виходить за межі буденності homo sapiens до вищості і віщості буття. Але мене "вбиває" історія однієї дискусії. Я розумію, що депутати ВР часто вирішують свої питання (дискусії, полеміку) не тільки коректними словами, але... Але поганий приклад заразливий для інших.
Обігрувати прізвища, звичайно, можна (див. "СЧ" № 50). Дружній шарж. Але це має таке ж відношення до літературної критики, як міліція, грім і порося... тактовно.
Олександр Мошна повчає: "... следует помнить, что поэт всегда впереди, а критик в ожидании выглядывает, когда вы что-то нацарапаете, пардон, создадите, и он следом семенит".
Безпардонно, прикриватися пардоном, писати, що колега по перу щось нацарапає.
Але, згідно з побажаннями, будемо старатися бути завжди попе¬реду. Доганяйте! Тільки навіщо уподібнюватися тим, що обгавкають?! Літературний критик не коректор, але він повинен бути коректним.
"Склянка часу" - не бульварний журнал. Вдумливого читача не ці¬кавить "битовуха", "розборки", "пральні", а цікавлять якісні твори. Але вуха від кігтів він відрізнить (для непосвячених - див. Олек¬сандра Пушкіна).
Честь і хвала окремим критикам, які не ховаються за псевдоні¬мами, науковою термінологією, езопівською мовою, акровіршами, акро, - чи шифропрозою.
Закінчую побажанням кота Леопольда: "Хлопці! Давайте жити дружно".
І ще: Пробачай іншим - довше проживеш сам. Для чого дзеркало? Кожен повинен відповідати за свій "базар". Кому потрібна слава Герострата? Згідно Козьми Пруткова "Бди!", але не б.ди!
Можливо, загостро, але краще загостро, аби не затупо.

Володимир Комісарук, 1952, с. Кустівці



Словно с другого созвездия…Отклик на СЧ,№51

Словно с другого созвездия…

Мне всё больше глянется “Склянка Часу”. Симпатия однажды возникла и устойчиво теперь продолжает сопровождать по страницам журнала. Подкупает уважительное отношение редакции к авторам. Нет той огульной “резни” рукописей, максимально стараются сохранить присланный изначально текст. А ещё – вызывает глубокое уважение или как в брежневский период говорили - “удовлетворение”, что “керманич” журнала спокойно относится к “острым стрелам” направленным , как лично в адрес издательства, так и на ситуацию в стране. Критические замечания читателей свободно печатаются на страницах журнала и без купюр. Не каждое издание, между прочим, может похвастать тем, что готово вызывать “огонь на себя” и при этом ещё и поощрять такие “замашки”. Но здесь, конечно, просматривается позиция сильного. А если редакция кроме публикаций ещё и прислушивается к конструктивной критике, делает выводы – вдвойне здорово, ибо все эти усилия только на пользу дела. Короче – поступь профессионалов вырисовывается.
А теперь о частностях. Журнал “С.Ч.” № 51. Сразу же на первых его страницах радость посетила – роман Алексея Брык “А дерева мовчали” в этом номере, оказывается, благополучно финишировал. Я ничего этим не хочу сказать дурного. Просто время нынче такое нервозное, усидчивости абсолютно не хватает. Многотомные тома, романы, трилогии – просто пугают своей объемностью. Что-то в скоростном темпе полистал - и опять тебя понесло куда-то вихрем. Очень точно в этом плане выразился о нашей нынешней суетливости Вячеслав Пасенюк: “мы привстанем, подпрыгнем, помчимся”. В одной строчке, а уже слышится динамика восприятия жизни поэта.
А мы со своей стороны также не будем тормозить и метнёмся во след с проворностью спринтера, пробуждая у читателя живой интерес к обзору. Но чтобы с горяча не потерять “след” и развеять высказанные выше несколько мрачные мысли о романах, попытаемся на глазах исправляться. Во всяком случае, чуть больше порассуждать. Так в этом номере “С.Ч.” сделали заявку 2 романиста: Василь Калита “Ленін і буржуазія” и Анна Лобановская “Майже бульварне”. Но что их выгодно отличает от Алексея Брык – так это то, что они (или это заслуга редакции?) сумели на 3 страницах ознакомить нас со своим детищем. А я лично сразу и определился. Мне больше пришелся по душе отрывок романа ”Ленін і буржуазія”. Не прочь прочитать его полностью. Написан динамично, просыпается интерес куда “вильнет” сюжет и как автор управится со своими главными героями, которые явно были изначально противоположностью друг дружке. А это уже подогревает интерес.
Второй отрывок романа “Майже бульварне” со своей “богемной рассудительностью”, если не усыпляет, то, во всяком случае, несколько ослабляет интерес и тянет на “привал”. Когда неспешно ведут читателя по закоулкам грустных воспоминаний в “прикуску” с сухим красным или белым вином, а то и с коктейлем с водочкой – возникает двоякое ощущение. В принципе такое ”меню”, естественно, вызывает интерес, но это при условии, если б и читатель там пировал. А так – виртуальные “фуршеты” пока что мало вдохновляют. Правда, во второй части Анна Лобановская спохватилась и активно стала “будоражить” своих героев. И те послушно встрепенулись и каждый, на сколько хватало фантазии, пытался привлечь внимание читателя своими “откровенными” взглядами на жизнь с уклоном сексуальности. Видимо все же надо было срочно как-то оправдывать название романа.
Если продолжить разговор о прозе, то следовало отметить из гостей “С.Ч.” двух прозаиков из журнала “Літературний Чернігів”, “Золотий ланцюжок з хрестиком” Виталия Леус и “Рання па-морозь” Михася Ткач.
А еще занятную вещь написал Чеслав Васильевич “Кубометр пустоты”. Вначале, кажется, что автор прилично “бузит”, но потом втягиваешься и читается со вниманием. Здесь действительно Васильевич щедро дал “жару” для нашего “котелка” – знай, рассуждай и думай. В общем, есть над чем “мозгами раскинуть”. Иногда, и не хотелось бы соглашаться с автором, но супротив ничем не попрёшь – все так, увы, у нас и складывается…
А вот Любовь Багацкая по-прежнему продолжает усердно углублять свою тему. И это похвально. Пишет все-таки довольно прилично. Если еще несколько лет не будет слазить со своего “конька” - вполне возможно, что может стать экспертом по данному вопросу. А пока что с интересом ждем очередных вариаций на бессмертную тему о любви. Вместе с тем, хотелось бы, конечно, этот стиль увидеть и в непривычной для героини обстановке – утрамбовывая проложенную “лыжню” так, чтобы не заслоняли все эти “декорации” горизонт. Впрочем, пусть пишет юное создание, как пишется, тем более крошечная миниатюра “Любов і залізниця” слегка намекает на некоторый поворот в творчестве, который может и произойти, т.е. не только углублять, но и расширять свой диапазон Любови Багацкой вполне по силам. “Будем посмотреть”.
С благодарностью встречаешь на страницах журнала материалы с теплыми воспоминаниями об ушедших. В этот раз, к 50-летию со дня рождения Геннадия Кононова, Людмила Исаева нашла проникновенные слова в память о поэте - “Певец ушедшей эпохи”. Здесь же и неопубликованные его стихи:
“За оградой в ларьке я куплю пирожок
чтоб к горячему хлебу рукой прикоснуться.
Всё обычно, лишь взгляд необычен, дружок,
и обычные чувства уже не вернуться,
даже если заплатишь последний должок.

Город мой, твоя пыль солона и нежна.
Ты сполна населён и людьми, и богами.
Беспредельна, как вечность, твоя тишина,
лишь осколки мелодий хрустят под ногами,
да чуть слышно звенит над рекою луна”.

И ещё мне нравится строфа:

“Пылающими буквами вдоль стен
начертан нам второй закон Ньютона.
Дыши, душа, парами ацетона,
покуда свищет ветер перемен…”

А теперь хочу сказать несколько слов об Аркадии Шумове, стихи которого в этом номере опубликованы. Харьковчанин Шумов, кроме всего прочего, ходил еще и на литературную студию “Поэтический факультатив”, при “Конгрессе литераторов Украины” (руководитель студии поэт, прозаик, критик Эсмира Травина).
Благодаря любезности руководству библиотеки им. В.Г.Короленка, мы здесь, в этих стенах, заседаем регулярно.
Аркадий активно участвовал в обсуждениях, довольно прилично разбирался в поэзии, брался за рассказы. Но вот что меня поразило. В “С.Ч.” вышли стихи Шумова под рубрикой “Я не вернусь”. Никто из членов литературной студии не посылал его стихи, значит, он сам успел их отправить. Ведь дело в том, что в середине июня 2009 года Аркадий Шумов умер. Предчувствовал человек свой уход, совпадение или это уже тянет на мистику?... Своей подборкой стихов “Я не вернусь”, он как бы поставил точку в своём творчестве.
Все мы, увы, смертны и от этого никуда не скрыться. Но далеко не каждому удаётся успеть заявить о своём финише…
“Ладья Озириса” Анатолия Николина написана проникновенно и читается с интересом. Правда, здесь есть с чем поспорить. Отрицание своей Родины и сумбурность в рассуждениях возводится в степень чуть ли не героизма – мне не совсем понятно. Об этом следует долго спорить, защищая и отстаивая своё, сокровенное. Нельзя восторгаться тем, что приносит потом разрушение. Особенно остро это воспринимается с позиции сегодняшнего дня…. Но, понимая, что для автора, сей сюжет, болезненно выстрадан, не хотелось бы разрушать иллюзию, сотканную из добрых чувств и светлых воспоминаний. Впрочем, мы все зачастую и не подозреваем, когда парим или барахтаемся в иллюзиях собственного воображения. “Теперь эта девушка, если она ещё жива, - другое существо, иная сущность. Но та, телесную теплоту которой я так живо и явственно ощущал, нет-нет, да и возникнет в воображении. Часто даже без малейшего повода, как приснившаяся ни с того, ни с сего покойная мама или случайно пришедшее в голову четверостишье”.
А теперь о рассказе Лины Пятак “Охотничий домик”. Здесь особенная песня. Но вначале давайте сделаем экскурс в прошлое. Когда-то Конан Дойль сокрушался, что читатели так восторженно приняли “Шерлока Холмса”. Он-то считал себя скорее мастером исторических романов, а современники упрямились – вдруг воспылали любовью к похождениям славного сыщика. Автор, используя своё “служебное положение”, попытался устранить “соперника” – сбросил Холмса со скалы в пропасть. Но не тут-то было! Читатели проявили завидное упрямство – просили, настаивали, требовали, чтобы автор “воскресил” полюбившегося им персонажа. И Конан Дойль сдался, “вернул к жизни” героя. И оказалось – не зря, т.к. именно благодаря Шерлоку Холмсу потомки знают теперь такого писателя как Артур Конан Дойль. Хотя, справедливости ради сказать, есть у писателя совсем не плохие вещи кроме Шерлока Холмса. Например, фантастические рассказы в сборнике “Затерянный мир”. Нечто подобное может, на мой взгляд, произойти и с Линой Пятак. Дело в том, что Лина Ивановна всю жизнь писала стихи, выпустила более десятка поэтических сборников, и вдруг – бац (!), совсем неожиданно для себя, в этом году, так воспылала “страстью” к прозе, что даже сама не может объяснить как оно и случилось. Просто однажды села за стол – и полилось. Где-то за пол года, ударными темпами, “родила” полтора десятка рассказов. И на этом, не останавливается, неутомимая. Так в творчестве Лины Пятак неожиданно возникла “Болдинская осень”. И уже есть свои восторженные почитатели. Одно издание, которому очень пришлись по душе рассказы Лины, нынче публикует их один за другим. Признаться откровенно: и у меня большая симпатия к рассказам, чем к стихам. Но здесь на это есть серьёзное оправдание – я, скорее прозаик, чем поэт, отсюда и такая, сами понимаете, моя “неуравновешенность”.
Вновь возвращаемся к рассказу “Охотничий домик”. Начинается повествование обыденно, да и заглавием автор не “спекулирует” – никакой интриги, тем самым как бы отстраняется, не навязывает свой интерес.
Но нас на мякине не проведёшь, на лету схватываем недосказанность. Догадываемся, что какая-то скрытая пружинка автором непременно предполагается. Непроизвольно ощущаешь по тому, как искусно ведет он читателя по тоннелям сюжета при дневном освещении.
В больничной палате лежат три прооперированные женщины. Неспешно ведут беседу об извечном – о своей доле, о семье, о детях и прочих хозяйственных заботах и проблемах. Можно было мужикам сразу, и “прихлопнуть” такое чтиво – дескать, понесло их! Скукотища, однако. Но умеет Лина Пятак “заворожить” мужской пол одной фразой, которую выдала самая легко-мысленная из троицы – медсестра Людочка:
- Девочки, а Вы своим мужьям изменяли?
Далее автор скромно сообщает: все потупились.
Ещё бы! А для читателя такой поворот становится «легким наркотиком». Он встрепенулся, навострил ушки: - попались, лебедушки! Сейчас мы услышим от вас нечто такое!.. Но автор, как умелый рассказчик, в это время умышленно замедляет темп, водит по кругу, оттягивает “момент истины”. То одну героиню подсунет со своими воспоминаниями, то другую. По мелочам хочет “отыграться”. Но читатель уже “завёлся”. И вот - кульминация! Все таки пришел черед “расколоться” главному действующему лицу, ради которого, собственно, и написан был рассказ. Всё было спето в романтическом ключе, что соплеменницы дружно “обзавидовались”.
Умеет Лина Пятак из пустяка сделать конфетку. По сути, завязка рассказа смахивает на анекдот, а поди ты – как выстроен он, что втягивает непроизвольно читателя в свою историю, и он, читатель, а скорее читательницы, являются, по сути, его продолжением. Отложив журнал в сторону, некоторое время думается им еще о своей жизни: о “минутах слабости”, о “прекрасном порыве”, об ушедшей в пустую молодости.
А еще о том, что могло быть – да не сбылось. И горечь, и стыд, и раскаянье, и глубокая обида, и секундная радость вспыхнут пучком – и всколыхнут её всю, как после повальной бури, да и осядут потом в душе легкой печалью.
А спустя время, постепенно, отляжет от сердца боль. Как после продолжительного дождя появляется свежесть и жажда жить дальше возникает - и оживает женщина. И снова она хлопочет о семейном очаге, мечется по жизни обеспокоено, и улыбается нам безадресно, словно с другого созвездия прилетела…

Александр Мошна, г.Харьков


Создан 20 сен 2009



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
„СКЛЯНКА ЧАСУ*ZEITGLAS” міжнародний літературно-художній журнал та видавництво вул. Шевченка, 31/32 Канів, 19002, Україна. Тел/факс: (04736) 36805 З 1995 року дає рівні можливості маститим і авторам-початківцям. Одночасно українською, російською та німецькою мовами. mailto:zeitglas@ck.ukrtel.net web: www. zeitglas.io.ua Директор: Олександр В. Апальков **************************************************************************** „Склянка Часу*ZeitGlas” Publishing house and international literary - art magazine Street. Schewtschenko, 31/32 Kaniv,19002, Ukraine. Phone/fax: (04736) 36805 Since 1995 gives equal opportunities known and beginning authors. Simultaneously in the Ukrainian, Russian and German languages. mailto:zeitglas@ck.ukrtel.net The director: Alexander W.Apalkow