Вышла в свет книга Александра Апалькова "НРАВЫ ГОРОДА КА СПУСТЯ 10 ЛЕТ"

роман



 

 

 

 

 

Автор: Апальков Александр
Назва мовою оригіналу: Нравы города Ка спустя 10 лет
ISBN: 978-966-2306-76-7
Мова видання: російська
Рік випуску: 2014
Видавництво: Склянка Часу*Zeitglas
Серія: Сучасна художня література
Сторінок: 188
Оправа: М'яка

Ілюстрації: Євгенії Воєводи



"О чем книга? О нравах провинции, о любви, о несбывшихся надеждах. Штрихи и мысли автора складываются в картины города Ка. Чувствуется рука мастера. Мастера, виртуозно владеющего словом. 


Игорь Викторов, Газета "Ведомости" 

 

Книгу можно пиобрести послеоплатой 40 грн., заказав её в редакции: zeitglas@ck.ukrtel.net

 

 

Фоторепортаж презентации книги

 

Роман «Нравы города Ка»: перезавантаження-2014

У Каневі відбулася презентація нової книжки  письменника, редактора журналу "Склянка часу" Олександра Апалькова "Нравы города Ка. Спустя десять лет". У заході, що відбувся в кафе-барі "Діско", взяли участь члени Спілки письменників України та представники громадськості Канева. Презентована книга - продовження роману  "Нравы города Ка", що побачила світ у 1999 році. "Нравы города Ка. Спустя десять лет" - роман про життя звичайного українського провінційного містечка з його проблемами й радощами. Роман складається з невеликих новел. Нову книгу відтепер можна придбати в книгарнях та мережі і-нету. 

 

 

 

Апальков та "Нравы города Ка. Спустя десять лет"


 В кафе "Діско" відбулася презентація нової книги канівського письменника, редактора журналу "Склянка часу", керівника однойменного видавництва та Благодійного фонду Олександра Апалькова - "НРАВЫ ГОРОДА КА. СПУСТЯ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".

 

Модератором заходу був відомий черкаський письменник Володимир Єрьоменко.

 

Місце для заходу було обрано не випадково, адже саме в цьому кафе відбулося більшість подій та історій описаних автором, як в першій частині "НРАВЫ ГОРОДА КА" так і в другій її частині "НРАВЫ ГОРОДА КА. СПУСТЯ ДЕСЯТЬ ЛЕТ". 

 

Серед учасників вечірки були помічені особи з випадковим співпадінням з деякими каїнами (мешканцями города Ка). 

 

 

 

 Присутні в теплій невимушеній атмосфері проголосили автору безліч поздоровлень та привітань, а також побажань та сподівань...

 

 

 

 

Олександр Апальков в боргу не залишився та залюбки роздав автографи на своїй новій книзі. 

 

ОТРЫВКИ ИЗ РОМАНА

 

Преамбула

 

Ка теперь восстаёт из разбитого в дребезги. На его окраины возят песок. Там строится аэродром международного статуса. И на  улицах города поют песни. Небо голубое.

И решил я продолжить своё о нём повествование. Многие меня о том просили. Я отнекивался, долго, памятуя о том, как с интересом встретили первую книгу о нём. Одни – обиделись, признав свои портреты карикатурными,  у других хватило чувства юмора. Однако, погоня за выявлением прототипов заслонила философскую проблематику моего сочинения… Посему, я прошу не идентифицировать сочинителя, действующего в романе, с живым автором. Сравнивайте, братья и сёстры, героев книги с героями других литературных творений.

Десять лет я ничего не писал о Ка. А время не терпит пустоты.

Десять лет минуло со дня возглашения его статуса. Ганзейство и магдебурское право – вот держава и скипетр его.

Какие же перемены случились в нём?

Кто в нём верховодит? Присмыкается кто? Кто влачит жалкое существование, вздыхая тяжко: «Эх, бытие мое…»?

Ка шагнул в новое столетие!

Посему в писаниях я буду напрягать сторону фраз. Дабы придать писанному некий динамизм. Живём-то в век заката больших романов, когда и чтиво-то царит жалкое. И, может быть, в силу этого и поколение растёт соответственное.

Ну, где Савы Морозовы или Мамонтовы, на худой конец. Куда подевались новые Достоевские, с Неточками Незвановыми или там Радионами Раскольниковыми? Неужто город Ка не имеет таковых?

Имеет, смею Вас заверить!

Да по его улицам портреты ходят!

Ну, прости Господи!

Поехали…

 

 

.....

 

На битву со сном

 

Герундий сам себе говорил: «Я чудовищно честолюбив». И к этим словам добавлял: «К счастю!»

Он родился и вырастал среди предков, которые были экономистами до мозга костей. Все они слыли заядлыми оппортунистами и, в то же время, ярыми реформаторами. Не случайно, даже в самом имени его крылся дух этого не возможного для других симбиоза. Дед, благополучно бежавший из революционного Петербурга, спасаясь от пенсионной скуки, выучил Герундия русскому языку раньше, чем мать, отец и бабка родному. В доме, полном книг и породистых собак, обретал Герундий немецкую фундаментальность. В общениях с окружающей природой – жажду познания её необъяснимости.

И вот теперь эти совокупные познания вели его улицами Ка. Он шёл городом, где у него не было ни дачи, ни машины, ни даже знакомого. Он шёл к своей цели: увидеть город и победить.

Возможно, честолюбие и помогло становлению его как высочайшего специалиста кризисного менеджмента. Именно оно придавало ему теперь силы преодолевать колючий ветер Ка, холодный, злой и сопротивляющийся идущему в него Герундию.

Годы учёбы, работа и странствия развили силы его профессионального мастерства и укрепляли его в желании свободно реализовывать творческую фантазию. И теперь, когда ему исполнилось пятьдесят два года, он был по-прежнему полон необыкновенной творческой энергии, так что можно было и не сомневаться, что к 365 его уже написанным отчётам добавится новый, безупречный.

– С этим народом, – поучал его ещё дед, – тыча в карту пониже Польши, – надо построже. Ибо они не в состоянии сами собою управлять.

Теперь Герундий утверждался в этой мысли. Он шёл улицей, судя по всему, главной. Тут сновали машины и фуры. Людей попадалось мало. Тротуары и справа и слева от проезжей части отсутствовали. Трасса кряхтела в сколах, колдобинах и выбоинах. Вдоль обочины тянулись какие-то кучи, обильно прикрытые снегом, по макушкам которых ветер гонял порожние пластиковые бутылки да целлофановые кульки.

Неделю назад Герундий был приглашён в мэрию города Фи. Там он получил очередное задание – изучить город Ка, оценить его шансы и дать рекомендации по его санации, люстрации и реорганизации.

– Понимаете, – говорил ему мэр Фи, – мы уже с этими каинами двадцать лет побратимы. Отвезли в Ка миллион тонн гуманитарки, а они всё никак из отсталости выйти не могут. Словом, стоят. Хорошо бы, и стояли себе. Но, не стоится им. Подали они заявку, чтобы стать нашим анклавом.

Мэр Фи пожал плечами, словно пробрал его холод далёкого города-побратима.

– А мы вам, – развёл вдруг широко руками мэр Фи, – Гайдельбергскую премию выхлопочем. Вам ведь известно, что премия эта вручается выдающимся деятелям.

– Сон разума, – ответил ему Герундий, – опасен!

Да, следует заметить, Герундий вырос в доме, атмосфера которого, помимо экономических закалок и тренингов, была пропитана музыкой и литературой.

– Общение с искусством, – наставляли его, – дело совершенно естественное.

И не удивительно, что уже в семь лет Герундий бойко управлялся с фортепианными этюдами Ганона и – даже – сочинял свою музыку. Музыка – была его страстью. А страсть, как известно, приносит страдания.

Поэтому, чтобы от неё избавиться, смышленый юноша и выбрал тяжёлую ношу наследства – экономико-юридический факультет Тюбингенского университета. Именно на этом поприще сформировался с годами его, так сказать, собственный почерк и стиль.

Работа Герундия сочетала смелое экспериментаторство с проверенной обыденностью. А жажда творчества влекла его к неизведанному.

Так, не смотря на то, что в Германии его буквально засыпали различными предложениями, он выбрал то, что предложил ему мэр Фи.

Теперь, казалось Герундию, даже ветер Ка подвывал его мыслям миниатюрами своих порывов. Уууу-х, – вьюжило вокруг идущего Герундия, ассоциациями с надменным голосом его заказчика. А хоральные пассажи налетавшей всё сильнее на его ноги, обутые в жёлтые берцы, вертлявой позёмки напоминали парафразы музыки средневековья.

Проезжая часть, между тем, ввела Герундия в сердце города. Он огляделся. За стеной киосков ничего не было видно. Оставалось идти дальше. К вечеру всё сильнее разыгрывалась метель. И всё вокруг тонуло в белой, беспредельной круговерти.

И вдруг, из снежной мглы, он увидел над своей головой банер. Банер скрипел всеми своими растяжками, пересекая всё воздушное пространство проезжей части. БИСТРО – оповещалось на нём: «Вкусно и по-домашнему, триста метров, за углом»...

 

 

 

 



Обновлен 22 окт 2014. Создан 21 окт 2014



  Комментарии       
Всего 3, последний 2 года назад
Володимир Комісарук 07 ноя 2014 ответить
Пане Олександре, Ви живете у славному місті з хорошою енергетикою. Творіть. Здоров’я Вам і натхнення. Володимир.
   
zeitglas 07 ноя 2014 ответить
Дякую, Володимире!
lvo 20 янв 2015 ответить
Прочитав подаровану автором книгу за один вечір. Іскрометний гумор, гостра сатира, цікаві замальовки з життя персонажів - коротше, Гоголь нервово палить в стороні. :)
З повагою,
Валентин Ліпчинський.
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
„СКЛЯНКА ЧАСУ*ZEITGLAS” міжнародний літературно-художній журнал та видавництво вул. Шевченка, 31/32 Канів, 19002, Україна. Тел/факс: (04736) 36805 З 1995 року дає рівні можливості маститим і авторам-початківцям. Одночасно українською, російською та німецькою мовами. mailto:zeitglas@ck.ukrtel.net web: www. zeitglas.io.ua Директор: Олександр В. Апальков **************************************************************************** „Склянка Часу*ZeitGlas” Publishing house and international literary - art magazine Street. Schewtschenko, 31/32 Kaniv,19002, Ukraine. Phone/fax: (04736) 36805 Since 1995 gives equal opportunities known and beginning authors. Simultaneously in the Ukrainian, Russian and German languages. mailto:zeitglas@ck.ukrtel.net The director: Alexander W.Apalkow